история

Начало

sakumsЛиепайский театр – плод «девятьсот пятого года», детище высоких идеалов. Святая идея сохранения латышского менталитета и красоты, которая спасет мир, Вифлеемской звездой вела доктора Экштейна, который с крестьянской мызы выбился в люди, стал не просто образованным человеком, а интеллигентом в истинном значении этого слова. Он не только принял участие в учреждении Драматического общества, но и возглавил его, собирал пожертвования и щедро жертвовал сам – и все это для того, чтобы 11 марта 1907 года состоялась премьера чеховского «Дяди Вани». В бывшей прачечной на улице Суворова 2, между домишек рабочих проволочной фабрики и дровяными сарайчиками, первые профессиональные лиепайские актеры показали, на что способны зажиточные и образованные люди, истосковавшиеся по лесам, которые вырастут через двести лет.

Времена Мурниекса

murnieksНиколай Мурниекс работал в Лиепайском театре с 1936-го до 1968 года, а в 1952-58 гг. был и художественным руководителем театра. А в остальное время – идейным лидером, таким же беспокойным и неуемным духом, как Смильгис. Особо не тревожась о психологических тонкостях, но в думах о едином звучании постановки: мгновениях тишины, разорванных резким звуком или неожиданным напевом, возможностях освещения сцены. Он был неудовлетворен тем, что работает в провинциальном театре, и в несколько сезонов добился своего – критики подходили к лиепайским постановкам с тем же мерилом (теми же критериями), что и к столичным театрам.
Во времена Мурниекса Лиепайский театр стал «кузницей кадров» для Риги. Зигрида Стунгуре, Дзидра Ритенберга, Астрида Кайриша, Лолита Цаука – это только несколько ярких имен. Чтобы не принимать пополнение из Консерватории, Мурниекс находил талантливых самородков – Валдемара Зандберга, Леонида Лоцениекса, Харалда Страхова, Дауманта Милгрависа.
Со своими воспитанниками Мастер ставил наиболее изысканные классические постановки, наслаждаясь гибким и многогранным актерским талантом и в «Чайке» А. Чехова, и в «Дворянском гнезде» И. Тургенева, и в «Днях портных» Р. Блауманиса, и в «Егоре Булычеве» М. Горького, где сам играл главную роль.
Темой, которая красной нитью проходила через все творчество Мурниекса, были латышские стрелки. Прямо или косвенно, песней или упоминанием, стрелки снова и снова выходили на сцену как мерило настоящих ценностей, как высшая проба человечности. Начиная с позже «забытой» «Дальней дороги» Вилиса Лациса (1938) и заканчивая самой последней, незаконченной «Балладой о неизвестном мальчишке» (1967).
Рядом с Мурниексом от первой актрисы (примы) до мощного (сильного) режиссера росла Ирмгарде Митревица. Ее постановки одинаково (равно) пленяли тонкими психологическими нюансами, чувством стиля и острыми – как удар бича (хм, как укол шпаги, пожалуй) – мизансценами. Ее «Трехгрошовая опера» (1965) – это эталон постановки Брехта в латышском театре.
Под крылом Мурниекса дебютировали и молодые режиссеры – Имант Кренбергс, Ольгерт Кродерс.
Когда Николай Мурниекс тяжело заболел, чиновники от культуры не приняли во внимание его просьбу назначить Ирмгарду Митревицу главным режиссером до того момента, когда он поправится. На это место пришел Андрейс Мигла, недавний выпускник Консерватории, и старый мастер был сильно задет таким отношением. (почувствовал себя глубоко обиженным; испытал чувство глубокой/тяжкой обиды).
Из-за Первой мировой войны осталось недостроенным и пустым здание немецкого театра на улице Хагедорна. В 1918 году его отдали латышскому театру. Переселением в новые помещения руководила Отилия Муцениеце, актриса и первый профессиональный латышский режиссер. И она кипятила в котлах старые матерчатые декорации, чтобы смыть с них краску и из нескольких небольших полотен сшить новые, для новой большой сцены. И там уже играть героинь Райниса и Аспазии, поставленных в лучших драматургических традициях.
В два десятилетия между двух мировых войн в Лиепайском театре успели оставить свой след мастера, чей талант принадлежит не только Лиепае, но и всей Латвии – Густав Жибалтс и Тия Банга, один из немногих латышских трагиков Теодор Лацис и светлая Анта Клинтс, здесь дебютировали Эвалд Валтерс и Алфред Амтманис-Бриедитис, режиссер Янис Зариньш и сценограф Херберт Ликумс.
Долгое время здесь творили Рудольф Штрейхфелдс-Варкалис, Амалия Менцеле, Мирьям Штале, Анце Силновска, Висвалдис Силениекс, Паулс Залитис, Жанис Копшталс.
Чтобы привлечь внимание публики, надо было ставить много и часто, и не всегда это была действительно хорошая драматургия. Но и для идеализма (настоящего высокого искусства) нашлось место – как жемчужины сверкают такие постановки, как «Вей, ветерок» Райниса (1920), «Язеп и его братья» (1934), сказки Анны Бригадере и глубоко народные пьесы Рудольфа Блауманиса, трагедии Шекспира и Шиллера, комедия Александра Островского «Лес» (1936), которую на закате жизни поставил Теодор Лацис, где сам талантливо и с размахом сыграл странствующего трагика Несчастливцева, а Э. Валтерс – комика Счастливцева.

Времена Андрея Миглы

miglaАндрейс Мигла (1940) пришел в театр сразу после окончания факультета режиссуры Латвийской государственной консерватории. В 1964 году в Лиепайском театре ставится его дипломная работа, «Обыкновенное чудо» Е. Шварца. Уже в этой постановке четко обозначился характер режиссера — яркий на сцене, но спокойный с актерами. Как революционный плакат поставлена пьеса «Матери» Б. Брехта, второе дыхание этой постановке возвращает особенная, характерная актриса Малвине Устубе.
В том же году была поставлена пьеса Я. Грусиса «Любовь, джаз и дьявол», как по форме, так и по содержанию раскрывавшая сложные молодежные проблемы. Музыку к постановке написал Имантс Калниньш. Сценографией занимался один из лучших и современных сценографов тех лет Арвидс Плаудис. А. Мигла формирует вокруг себя группу современных артистов, которые в большой мере способствовали изменению восприятия Лиепайского театра как суровой цитадели реализма.
В 1968 году Мигла становится главным режиссером театра и работает на этом посту до 1974 года.
На стыке 60-70-х годов Лиепая становится столицей рок-музыки, и Имантс Калниньш в театре пишет первые в Латвии (и в Советском Союзе!) мюзиклы. На первый взгляд – совершенно невинные – про трех мушкетеров, про принца и нищего. Но за романтическим сюжетом и демократической музыкальной формой таится сильный протестный заряд. Так, четыре короля поют про то, что каждому нужно развестись, и решить, что делать – ползать или летать.
В сотрудничестве с А. Плаудисом и хореографом Кармен Ауструмой появляются яркие и безукоризненные по форме постановки. А. Мигла пишет и драматургические либретто для музыкальных постановок и это становится началом для его дальнейшей литературной работы.
В 1971 году заканчивает обучение I студия Лиепайского театра под руководством А. Миглы и в коллектив театра вливаются Анда Албуже, Инара Калнарая, Юрис Барткевич, Гунар Боргс, Гунар Тулс, Карлис Зушманис.
В 1975 году в Лиепаю на должность художественного руководителя переходи Олгерт Кродерс. А. Мигла продолжает работать в театре до 1979 года, а затем становится главным режиссером Латвийского радио.
В 1997 году в сотрудничестве с актрисой Илгой Мартинсоне ставит моноспектакль под названием «Воля человеческая – ее небо», посвященный столетию Зенты Маурини.

Прикосновение к Кродерсу

krodersВ Лиепае Кродерс впервые появился в 1959 году, после ссылки, понимая, что в столичных театрах ему работать не дадут. Это были годы ученичества, но уже первые его постановки заставили вспомнить о таланте Веры Шнейдере. В одну из ночей 1974 года директор театра Волдемар Пуце огорошил его неожиданным предложением возвратиться в Лиепаю и стать художественным руководителем театра. Кродерс согласился и вернулся – с целью создания действительно высокого искусства (чтобы создавать по-настоящему высокое искусство). Эти цели оказались созвучны чаяниям Шнейдере, Айны Яунземе, Айны кареле, Яниса Куплайса. Остальных актеров главный режиссер потихоньку воспитывал сам. Почти в каждой постановке Кродерса большие роли были у Индры Брике и Юриса Барткевича. Однажды утром, выдержав боевое крещение в роли Раскольникова рядом с Валдемаром Зандбергом в роли Мармеладова, знаменитым проснулся Янис Маковскис. Позже к нему присоединились Мартиньш Вилсонс, Виктор Честнов.
О 80-х годах можно сказать, что ансамблю театра по силам почти любая, а может, даже и вовсе любая постановка – от «Татуированной розы» Вильямса до шекспировского «Гамлета», от «Бесприданницы» Островского до чеховской «Чайки». В «Чайке» есть место всему, что режиссер воспитывал как прямо – в Брике и Барткевиче, так и косвенно – в таких актерах, как Даце Маковска, Анита Квала, Янис Куплайс, Янис Дрейблатс занимавших периферию его внимания. Тогда же закончил курс Кродерса в Консерватории Леон Лещинскис. «Чайка» — это резюме, подведение итогов. Актеры стали по-настоящему сплоченными, их искусство – блестящим и захватывающим. Кродерс свой театр создал и… через пару сезонов ушел.
Благодаря интеллигентности и толерантности Кродерса возникла целяа плеяда молодых талантливых режиссеров. Наурис Клетниекс вместе с Дзинтрой Клетниеце развивал модель театра абсурда, впервые в Советском Союзе добившись разрешения поставить «Кто боится Вирджинии Вульф?» Олби. Харалд Улманис ставил тонкие камерные постановки, по новому открывая красоту полутонов «Удмуртских фиалок» Приеде и «Ждать» Стумбре. Всеобъемлющую любовь зрителей заслужила постановленная Петерисом Виксне народная пьеса, которая брала за душу и соединяла в единое целое сцену и зал наивными вопросами «так нужно или нет» блауманисовской Трины и приглашениями «Шести маленьких барабанщиков» подойти поближе и быть седьмым. Актерам Лиепайского театра, а не рижанам, можно было довериться и опереться на них в постановке свободного и озорного спектакля, как это сделал в своем «Швейке» Валдис Луриньш, ставшем настоящим провозвестником Атмоды. Юрис Стобов ставил детские спектакли, находившие путь к сердцу маленьких зрителей. Юрис Рийниекс заявил о себе как о противоречивом режиссере которого интересовали не везунчики, а кажущиеся проигравшие.
Они все продолжили работать и тогда, когда Кродерс ушел и коллектив возглавил Херберт Лаукштейнис.

На стыке тысячелетий

tukstotgadeК моменту смены тысячелетий потихоньку заканчивается инерция от энергии Кродерса и нужно искать новые источники силы. Юрис Барткевич пытается сохранить заложенные идеалы, удержать позиции театра как центра передовой и модной мысли города, а также привить лиепайчанам любовь к музыке нового поколения. Именно тогда была поставлена рок-опера «Каупен, мой милый!». Театр сотрудничает практически со всеми профессиональными режиссерами Латвии. Это Мара Кимеле, Михаил Груздов, Феликс Дейч, Валдис Луриньш, Имантс Яунземс, Зане Крейцберга, Петерис Крылов, Банюта Рубес, Юрис Рийниекс, Галина Полищук.
Театр воспитывает две актерские студии. Затем в Академии культуры набирается «лиепайский» курс, и его дипломные работы привлекают в зрительный зал новую публику. Но большая часть выпускников остается работать в Риге. Театр покидает художественный руководитель Юрис Барткевич. Зато в театр приходит и формирует новую уточненную модель психологического театра режиссер Мартиньш Эйхе.
В 2005 году конкурс на пост художественного руководителя выиграл литовский режиссер Роландас Аткочюнас. Он пригласил для работы над постановками в Лиепайском театре таких режиссеров, как Дж.Дж.Джиллинджер, Юрис Рийниекс, Илзе Рудзите.
В 2006 году директором театра становится режиссер и актер Ивар Лусис. С 2007 года в штат театра входит и режиссер Валентин Мацулевич.
В сентябре 2006 года в Клайпедском университете (Литва) начинает учиться актерский курс Лиепайского театра.

Художественные руководители
1989 – 1996 Херберт Лаукштейнс
1996 – 2004 – Юрис Барткевич
С 2005 – Роландас Аткочюнас
2006 — 2008 директор театра – Иварс Лусис
2009 — Мартиньш Эйхе

От оперы до рок-оперы

muzikaЛиепайский театр немыслим без музыки. С 1912 года режиссер Бернхард Кункис ставил оперетты и постановки с песнями. В 1922 году основывается Опера. Обе труппы живут под одной крышей, а в 1934 году объединяются. Дирижеры Отто Карл, а позже Валтер Хан ставили Вагнера, итальянскую оперную классику. Ставятся балеты под руководством Хелены Тангиевой-Бирзниеце и Александра Козловского. В театр приглашаются такие певцы, как Элфрида Пакуле, А. Приедниекс-Каварра, Марис Ветра, солистка балета Эдите Пфейфере. Совершенствуются и местные силы – Александр Дашков, Альфред Скара, Алфред Тилтиньш.
После войны оперных артистов переманивают в Ригу. И только на стыке столетий под руководством маэстро Иманта Ресниса ставятся опера XX века «Волшебный стрелок» Вебера и «Побег из сераля» Моцарта.
А после войны оставшийся музыкальный ансамбль объединяется с драмой, и ставит оперетты и песенные постановки. Блестящими солистами становятся Ренате Штейнберга и Юрис Пучка, Илга Мартинсоне и Гунар Боргс, Иварс Каулиньш и Бирута Спроге. Поколения зрителей и актеров вырастают с постановкой Бенеша «Зеленый луг» и опереттами Штрауса. Хореограф Кармен Ауструма достигает значительных высот в постановке танцев.
В начале 70-х годов режиссер Андрейс Мигла тесно сотрудничает с руководителем музыкальной части Имантом Калниньшем. В Лиепае ставится первая в Советском Союзе рок-опера «Эй, вы, там!», оригинальные мюзиклы «Принц и нищий», «Три мушкетера». Песни из этих постановок не позволяет забывать Аустра Пумпуре.
В 80-х годах с вызывающей постановкой «Мать и нейтронная бомба» заявляет о себе Янис Лусенс. В 1999 году он возвращается с рок-оперой «Каупен, мой милый!». Совместная работа Лусенса, Мары Залите и Валдиса Луриньша приносит театру первый и пока единственный в истории «Ночи лицедеев» Grand Prix.
Юрис Рийниекс привлекает в Лиепаю Юриса Кулакова и Яниса Петерса и пробует иначе прочесть «Золотого коня» Райниса. В результате получается народная опера «Стеклянная гора».
Музыкальный поток не иссякает в Лиепайском театре никогда. Так или иначе, поют «Десять джентльменов из Лиепайского театра», распевают актрисы из «Atštaukas», актеры постоянно устраивают «капустники» и Рождественские концерты.

Руководители музыкальной части:
1968 – 1977 Имантс Калниньш
1956 – 1975 концертмейстер, руководитель оркестра Аустра Пумпуре
1977 – 1998 Валдис Айварс
1999 – 2000 Янис Лусенс
2000 – 2004 Алдис Лангбаумс
2008-2009 Янис Лусенс